kitaj.today
НОЯБРЬ 2018
эффект хитросплетения
Оказавшись сегодня в Китае, вы увидите мегаполисы, динамически развивающиеся в сочетании древности с современными достижениями технического прогресса.

Удивит устройство городов: шикарные дороги, небоскребы за облаками, обилие цветных рекламных огней, кафе и рестораны, зелёные улицы и зоны отдыха, торговые центры и живописные достопримечательности.

Большое влияние на урбанизацию оказали практические навыки древних китайцев, но широкое строительство значительно изменило облик современных городов. Каким образом проникла в Китай западная архитектура? Что сегодня определяет самобытность китайских городов и дизайн китайского дома?
Об этом согласился рассказать архитектор, член академического совета по новейшей истории архитектуры Китая при Китайской Архитектурной Академии, господин Пэн Чансинь:

«Есть в Китае место с совсем некитайским названием – Макао. Несмотря на то, что территория современного Макао совсем небольшая – его можно обойти пешком за пару дней – он играет ключевую роль в формировании современного облика Китая. Именно в Макао в конце XVI века начался диалог культур Китая и западных стран.

Бурное развитие производства в Европе побуждало торговцев из развитых стран отправляться на поиски новых рынков сбыта своей продукции. С этими целями португальские торговцы сначала проникли в Индию, а уже оттуда – в китайский Макао.

Вместе с ними на неизведанные территории прибывали иезуитские миссионеры, которые везли в Китай не только католическую проповедь, но и знания по математике, астрономии, архитектуре и другим наукам.

Миссионерам удалось заинтересовать императора европейской культурой и архитектурой, и они получили разрешение постоянно находиться при императорском дворе. Этот момент – конец династии Мин и начала династии Цинь, можно считать началом взаимодействия китайской и западной культур.

Китайские товары пользовались огромным спросом в Европе, объем торговли возрастал, и вскоре в Китай начали прибывать промышленники и коммерсанты из Англии, Франции, Австрии и Германии.

В больших прибрежных городах Китая – Шанхае и Гуанчжоу, стали появляться специальные торговые районы, начали образовываться иностранные концессии, жители которых строили свои дома в соответствии с привычными им архитектурными принципами.

Но так как эти концессии существовали внутри китайских городов, то своим внешним видом они олицетворяли симбиоз китайской и европейской культур.
Делфт – город в Нидерландах, основан в 1246 году. В XVII веке в город стали поступать товары из Индии, Китая и других стран Азии.

Делфтские мастера имитировали декор сине-белого китайского фарфора, очень популярного в Европе. Бело-синяя гамма росписи изделий мастеров Делфта копировалась в России на фаянсовом заводе, который основал в Москве купец А. Гребенщиков в 1724 году. Затем именно эта гамма стала применяться в керамических изделиях русской гжели.

С развитием торговли появился спрос на товары, производимые в Китае: шёлк, изделия из фарфора, чай и др. Эта продукция заинтересовала европейских производителей. Один из примеров – голландский город Делфт, где и в наши дни производится бело-синий фарфор.

Его научились делать, вдохновившись китайскими изделиями. Вообще, в то время во многих странах Европы, особенно в высшем свете, восхищались китайской культурой, искусством и философией, что нашло свое отражение в предметах роскоши.
Отдельного упоминания заслуживает шотландский архитектор сэр Уильям Чеймберс. Вместе с Ост-Индской компанией он попал в Гуанчжоу в район «13 фактур», откуда привез в Европу знания о китайской архитектуре и об устройстве садов. Используя полученные знания, возвел в садах Кью в Лондоне пагоду в китайском стиле.
Район « Ши сан ханг» / «Тринадцать фактур». Изначально название «13 фактур» носила монопольная сеть компаний-посредников в Гуанчжоу, торговавших с иностранцами. Район «13 фактур» просуществовал 150 лет. Причиной прекращения его существования явилась вторая Опиумная война (1856-1860 гг.), последствием которой стал полный бойкот иностранных товаров. В современном Гуанчжоу район «13 фактур» – один из центров торговли одеждой.
Можно считать, что иностранная архитектура полностью прижилась в Китае после открытия этих городов для торговли.
Торговля развивалась огромными темпами, иностранные державы всё глубже и глубже проникали в Китай. В XIX веке, после начала Опиумной войны, пять китайских портов были открыты для иностранной торговли – Гуанчжоу, Шанхай, Нинбо, Нанкин и Тяньцзин.

Можно считать, что иностранная архитектура полностью прижилась в Китае после открытия этих городов для торговли. Большие заработки торговцев позволяли им приглашать профессиональных архитекторов из Европы, чтобы строить образцы подлинной европейской архитектуры.

Началось всё с иностранных концессий в Шанхае и Гуанчжоу: с 1840 по 1956 год в торговом районе «13 фактур» в Гуанчжоу были возведены здания в стиле ренессанса. А вот образцы классической западной архитектуры с колоннами стали появляться только в 70-80 гг. XIX века, и преимущественно в Шанхае, Гуанчжоу и Гонконге. Например, французская христианская община построила в 1884 году церковь Святого сердца (Shishi Sacred Heart Cathedral) в Гуанчжоу, в то же время в Шанхае была построена церковь Святой Троицы.

В годы царствования Цяньлуна (1736-1795 гг.), императорский парк Юаньминюань в Пекине был значительно расширен: в северной части парка были возведены постройки в европейском стиле. Слава Юаньминъюань достигла Европы, он оказал влияние на сады Версаля.
Парк Юаньминъюань – летний императорский дворец в Пекине (1709 год). Огромный парковый комплекс состоит из трех частей «Парк полной ясности», «Парк долгой весны» и «Парк прекрасной весны».

В северной части парка находился большой архитектурный ансамбль, выполненный в европейском стиле. Этот комплекс был построен по проектам европейцев Джузеппе Кастильоне и Мишеля Бенуа. К сожалению, комплекс был полностью разрушен и разграблен в 1860 году английскими и французскими войсками во время Второй Опиумной войны.

Развалины Юаньминъюаня сохранились до наших дней и открыты для посещения. Теперь после восстановления и реставрации 80 % площади огромного парка с архитектурными сооружениями вновь доступны для туристов в том же виде, как и 300 лет назад.

Важным моментом в переплетении культур стало то время, когда китайские архитекторы стали обучаться за границей, то есть – с начала ХХ века.

Тогда правительство Китая проводило серьезные политические реформы и отправляло на учебу в другие страны многочисленные группы студентов, в том числе и учащихся архитектурных вузов. Закончив обучение, многие из них вернулись на родину, и именно в этот период началось полноценное объединение классических принципов европейской архитектуры с элементами китайского стиля.

Например, Линь Кемин, архитектор из Гуанчжоу, построил много зданий в стиле модерн, и в его проектах часто присутствовала крыша, сделанная в традиционном китайском стиле. Или здание муниципального правительства Гуанчжоу. С точки зрения архитектурного образа – это традиционная китайская архитектура… Однако, если посмотреть на план постройки – это самый типичный план здания в классическом стиле!
Линь Кемин (1900 – 1999 гг.) – предвестник современной архитектуры Китая, архитектор высочайшего уровня. Получив архитектурное образование в Лионе (Франция), Линь Кемин вернулся в родной Гуандун и внес огромный вклад в развитие города как архитектор.

Линь Кемин разработал проекты важнейших построек в Гуанчжоу, имеющих огромное значение в истории города, например, здание правительства Гуанчжоу, мемориал Сунь Ятсена и др.

В середине ХХ века коммунистическая партия Китая сделала Советский Союз новым ориентиром в развитии Поднебесной. И вполне естественно, что популярный в СССР стиль модерн стал набирать всё большее влияние в Китае. Например, в Харбине есть очень много образцов зданий в этом стиле.

На сегодняшний день Китай – это страна с высокими строительными технологиями, которая стремится вобрать в себя лучшее из европейских стилей. Китай удивляет мир все новыми и новыми, очень интересными архитектурными проектами – стадион «Птичье гнездо» в Пекине, Кантонская телевизионная вышка, здание бизнес-центра в Шанхае. Сегодня появляется всё больше зданий, которые построены с помощью современных материалов и технологий, отражающие особый, оригинальный подход к архитектуре.

Стадион «Птичье гнездо» построен к летним Олимпийским играм 2008 года по проекту архбюро «Herzog & de Meuron Architekten", Швейцария. Арена рассчитана на 91 000 зрителей. Стоимость строительства около 325 миллионов евро.

Оригинальность конструкции стадиона заключается в том, что вокруг здания нет общей непроницаемой преграды, таким образом архитекторам удалось обойтись без системы искусственной вентиляции для такого огромного сооружения.

В тех местах, где нужна защита от непогоды, разработчики применили надувные тефлоновые «подушки». Перекрытия стадиона из полупрозрачного пластика, который пропускает ультрафиолет: чтобы не пожух газон на поле. Арена почти идеально круглая: с любого зрительского места одинаково удобно наблюдать за соревнованиями.

Телебашня Гуанчжоу – высота 600 метров, построена в 2010 году. Архитекторы Марк Хемель и Барбара Кьюит , Нидерланды. Застройщик Shanghai, КНР. Срок строительства – 5 лет, стоимость 245 миллионов евро.

Сетчатая оболочка конструкции состоит из стальных труб большого диаметра. Венчает Центр стальной шпиль высотой 160 метров. Телебашня предназначена для трансляции ТВ и радио-сигналов, для обзора города. Посещаемость – до 10 000 туристов в день.

Для доставки посетителей на смотровые платформы предусмотрены два «двухпалубных» лифта: один – с панорамным застеклением, второй – закрытый скоростной.

Шанхайский всемирный финансовый центр – небоскрёб в Шанхае, 101 этаж. Построен в 2008 году, высота – 492 м. Застройщик Mori Building Corporation, Япония. Главный дизайнер проекта Дэвид Малотт (David Malott), США.

Неофициальное название здания - «открывашка», обладатель звания «лучший небоскреб мира 2008 года». В 2005 году проектировщики изменили форму окна на вершине здания, которое предназначалось для уменьшения сопротивления воздуха.

Окно должно было быть округлым, 46 м в диаметре. Но китайцы, включая и мэра Шанхая, сочли, что такое окно слишком похоже на восходящее солнце на флаге Японии. Круглое отверстие заменили на трапециевидное, это удешевило конструкцию и упростило строительство.

В конструкции спроектированы самые эффективные способы спасения и эвакуации людей. Самая высокая смотровая площадка небоскреба, оборудованная с соблюдением всех норм безопасности, находится на высоте 474 метра.
Жителям Поднебесной присуще особое умение: впитав в себя множество разнообразных учений, отбросить всё лишнее и оставить лишь самое главное. Несмотря на огромное влияние сначала Запада, потом Советского Союза, Китай смог сохранив свою самобытность, создать интересное сплетение дизайна и архитектуры Востока и Запада».
Текст: Юлия Брехман

Интервью и перевод: Геннадий Амосов