Путешествия

Какие две вещи для нас важнее всего в жизни?

Written by [email protected]

Какие две вещи для нас важнее всего в жизни?

Ответ для каждого свой. Например, Марк Твен говорил: «Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре – что мало любили и мало путешествовали». И я признаю, что не согласиться с ним трудно. И если любовь не поддается никакому контролю, то путешествия – это то, что зависит только от нас.

И пока многие из нас прячутся от китайского летнего зноя в комфортных офисах и квартирах, герои нашей статьи делают всё, чтобы не жалеть в старости о том, что они недостаточно путешествовали. В этих людях есть что-то такое, что выделяет их из толпы, делает их уникальными. А именно – непреодолимая страсть к путешествиям. И более важно — готовность в один момент сорваться с насиженного места, оставить уют офисного кресла и отправиться навстречу самым серьезным испытаниям духа и тела. И в то же время эти люди не супергерои, не миллиардеры, добившиеся всех возможных вершин и не знающих, чем бы себя занять. Они также работают в офисах, ведут свой бизнес, строят отношения с любимыми людьми. И, возможно, вы удивитесь, но большинство из них даже живёт в Гуанчжоу. Кто же они? Это команда проекта tourister.com.

Какие мысли возникают у вас при слове «проект»? На ум сразу приходит работа, бизнес, тяжелый труд, В общем, не самые позитивные мысли. Tourister. com – это путешествия, радость общения, расширение кругозора. Одним словом — всё, кроме негатива! Но к этому мы еще вернемся, а пока я скажу, что идейными вдохновителями проекта являются знакомые многим Дмитрий Портнягин и Александр Форик. С Александром и Еленой (участницей проекта) мне и удалось пообщаться и узнать, что созданию проекта послужила горячая любовь к путешествиям Александра и Дмитрия, а также отсутствие возможности активного отдыха в Гуанчжоу. Эти две причины побудили Александра и Дмитрия собрать команду единомышленников и организовать первое путешествие в Непал (о нём вы можете прочитать в прошлом выпуске журнала GZ Market). Мне же удалось пообщаться с участниками проекта уже после их второго путешествия в одну из самых красивых точек планеты. Им удалось побывать на вершине вулкана Килиманджаро, поучаствовать в настоящем сафари и пообщаться с африканскими аборигенами. Какие же еще приключения ожидали наших путешественников в Африке? Это мне и предстояло выяснить в разговоре с Александром и Еленой.

Я: Расскажите, изменилась ли как-то Ваша жизнь после первого путешествия в Непал?

Александр: Абсолютно. Горы меняют человека. Знаешь, говорят: «Вернешься из гор – всё поймешь». Я себе представлял, что становишься чище, просветление какое-то. Но это всё чепуха. На деле же сам поход, его монотонность и его нагрузки настолько выматывают, что в голове мыслей нет. И вот ты идешь, ни о чем не думаешь, и голова твоя настолько отдыхает, что всё просто по полочкам раскладывается. Те проблемы, которые ты не мог решить месяцами, решаются за двадцать минут. Всё в голове укладывается на свои места…

Я: То есть, по большому счету, просветление всё-таки происходит?

Александр: Можно и так сказать. Я себе раньше по-другому это представлял. Более духовно. А на самом деле всё довольно материально. В плане бизнеса, отношений… В конце концов сам в себе разбираешься и понимаешь, что тебе нужно делать, а что не нужно. Я всё-таки думаю, что больше помогает чисто физический отдых.

Я: После Непала многие в Гуанчжоу говорили об этом путешествии. Вы стали здесь довольно известными. В этот раз легче было набрать команду?

Александр: Ты знаешь, всё зависит от людей. Были такие люди, которые оплатили всю поездку в тот же день, как только узнали о ней. Были такие индивидуумы, яркие личности, которые настолько были рады поездке, что даже программу не читали. Из одиннадцати человек восемь не читали. Понимаешь, это люди, которым нужен сам процесс путешествия. Все ехали путешествовать и получать удовольствие. А есть и такие люди, которые просили организовать поездку, говорили, что это классная идея, а когда пришло время поездки, отказались. Понимаешь, организовать поездку несложно, увлечь людей – тоже не проблема. Проблема в том, чтобы люди сами решились на такой шаг. Когда человек решился, ему всё равно, куда и когда ехать. Он готов. Вот Лена тому пример. У нас была интернациональная команда. Русские, белорусы, два латыша. В этот раз группа была как никогда веселая. Мы вообще ребята веселые, а в этот раз особенно. Все ребята с чувством юмора, все постоянно подкалывали друг друга. Не было такого, чтобы кто-то отбивался от группы.

Я: И вот вы в Африке! Вы хорошо подготовились, у вас есть четкая программа. Однако, всегда что-нибудь идет не по плану. Получилось ли у вас провести всё, как было запланировано? Или всё-таки были какие-то курьёзы?

Александр: В принципе, вся программа прошла по расписанию. Единственное, что группа у нас очень была инициативная и мы постоянно то мяса останавливались поесть, то еще что-нибудь.

Елена: То потанцевать…

Я: На горе?

Елена: Да, мы всю дорогу танцевали. Мы на гору, по большому счету, затанцевали. У нас пять дней похода – это просто была большая килиманджарская вечеринка. У нас было несколько маленьких бумбоксов с собой, мы их ночью заряжали, а днем шли под музыку. Плясала вся команда, встречные люди. У нашего гида даже прохожие спрашивали, русские ли мы или нет. Слишком, видимо, весело себя вели.

Александр: Ты представь, люди в гору идут, тяжело, кислорода мало, устали. И тут мы пляшем, в гору затанцовываем…У нашего гида это был уже двести какой-то подъем, но он сказал, что у нас самая веселая группа была. Он даже в легком шоке находился. Мы и сами от себя не ожидали, что настолько позитивно всё сложится.

Я: А что еще из подъема запомнилось?

Александр: Лена, помнишь, когда первая ночевка была, все лежали на траве и смотрели в небо? Такого неба никто из нас не видел. Непередаваемые ощущения.

Елена: Да, мы вытащили матрасы, одеяла. Было очень холодно, но все укутались в пледы и смотрели на звезды под музыку. Такое ощущение, что мы были в сказке.

Александр: И тут кто-то говорит: «Ребята, а попробуйте сформулировать законченную мысль». Просто надо было о чем-то подумать. Единственное, что мне в голову пришло – это «банан больше длинный, чем желтый»! Вакуум в голове. Это конечно же шутки, но на самом деле, тебе настолько классно, ты настолько уставший, что тебе даже думать ни о чем не хочется. Как будто с природой сливаешься.

После этого второй день был. На Килиманджаро особенно заметны смены климатических зон. Ты когда поднимаешься, можешь увидеть все климатические зоны, которые есть на планете. Грубо говоря от непролазных джунглей до поверхности Марса, где ничего не растет. Там до зоны смерти, без кислорода, остается 500 метров. Сам посчитай, 6500 метров уже вообще ничего живого нет. И всё меняется так резко. Двадцать минут назад еще деревья были, а сейчас уже и травы нет. Еще один день был, когда облако спустилось. Жутко довольно было, когда ты идешь и не видишь ничего перед собой. Сплошная пелена. Как в фильме «Сайлент Хил».

С нами был местный повар. Готовил очень вкусно. Даже колпак у него был. И вот в последний день он нам сделал сюрприз и приготовил борщ! Мы, конечно, не ожидали такого. После этого мы его еще больше полюбили.

И вот в последний лагерь мы приходим в пять вечера. До полуночи мы отдыхали, а потом нам предстоял подъем. Нам нужно было дойти до вершины до рассвета. Там встретить рассвет и потом спускаться назад к лагерю. Ночной подъем – это было самое трудное. Было холодно, мало кислорода, лютый ветер. Были моменты, когда я ощущал, что не могу сжать пальцы на ногах. Но потом чувствуешь, что щипать начинает, и думаешь, значит всё нормально. Был еще участок пути, когда нужно было по камням лезть. Альпинизмом, конечно, это не назвать, но было довольно трудно. Я вообще до вершины 300 метров не дошел.

Я: Как так получилось?

Александр: Ну как, технически, я-то дошел. Но был момент, когда я просто сел на камень и сказал, что я больше никуда не пойду. Я еще в Непале себе обещал в горы ни ногой. И вот я сижу на высоте 5500 метров и думаю, а зачем я сюда приехал? А еще у меня особенность есть, я после 3000 метров начинаю молчать. В Непале я это обнаружил, а в Африке это только подтвердилось. Чем выше, тем люди действительно меняются. Я, например, ворчать начинаю.

Елена: Я бы лучше сказала, что люди раскрываются. Все, что у тебя внутри, начинает выходить наружу.

Александр: Да, и причем когда ты спускаешься, всё становится на свои места… Так вот, сижу, я на камне, устал, думаю, что не пойду никуда. Холодно, ветер, солнце только-только показалось. Там настолько высоко, что ты смотришь вниз, а земля круглая… Ну представь, 4 километра до стратосферы. На камне минут 20 просидел. Но потом, я подумал, что раз приехал уже, как же не дойти? Девочки дошли, все дошли, а я не дойду? Стыдно. Тут и солнце уже встало, отогрело меня немного. Тогда я встал и пошел, еще и обогнал всех.

Этот подъем, наверное, самый трудный был. Когда поднялись, настолько уставшие были, что у меня даже сил радоваться не было.

Елена: Не знаю, у нас некоторые девочки даже плакали от счастья. Несмотря на то, что физическая нагрузка очень серьезная была, да и отдохнули мало накануне, на вершине мы всё равно успели потанцевать.

Александр: А потом был спуск. Мы спустились до четвертого лагеря, отдохнули, поспали. А потом от третьего лагеря до выхода из парка мы буквально пронеслись за четыре часа. Наш гид бежал за нами и спрашивал, как по-русски сказать crazy. Он еще нам сказал потом, что это рекорд среди туристов. Но на самом деле просто хотелось уже поскорее назад к магазинам, кока-коле и другим благам цивилизации.

Я: Могу себе представить. Дальше по программе было запланировано сафари, правильно?

Александр: Да. Три последних дня это было сафари.

Елена: На самом деле, был такой поток эмоций, что просто казалось, что больше уже не может быть лучше. Уже невозможно веселиться больше. Однако, когда началось сафари, как будто вторая волна позитива нас захлестнула.

Александр: Представь, что всё, что ты до этого видел на картинках в учебнике по географии, ты видишь вживую. Это зебры на фоне жирафов, и все они ходят стадами. Это не так, как ты в зоопарке видишь. Эмоции непередаваемые.

Я: А удалось ли приобщиться к африканской культуре? Пообщаться с аборигенами?

Да, мы встречались с аборигенами. Племя называется Хадза. Это дикие племенные охотники. Живут преимущественно охотой и собирательством. Это тебе такая выдержка небольшая из Википедии. Их всего осталось около 1000 человек. Живут группами человек по 20. Глобализация их тоже немного затронула. Какая-никакая современная одежда всё же присутствует. Некоторые даже работают на местных фермеров. Но, честно говоря, удручающее зрелище они производят. Живут они в пустыне под деревом, там костер у них есть, и дети вокруг бегают, с головой антилопы играют. Я, конечно, много всего повидал в жизни, но это меня очень удивило.

Елена: Я была, если честно, в ужасе. Мы приехали, а они нам начали все жать руки. Но они же все грязнющие! И не пожать нельзя, некультурно… И вот они здороваются все, обнимали даже. Учили нас своему языку. Только я уже ничего не помню. И каждый член племени пожал нам руку своими черными от грязи руками, которыми они только что антилопу разделывали. Уже темно было тогда. В общем, было жутко…

Александр: Мы ехали туда с целью увидеть их, убедиться, что такие люди существуют. Когда их сам видишь – это бодрит на самом деле. Вот мы жалуемся, работа нам не нравится, машина какая-то старая у меня. А вот у людей жизнь! У них дети с головой антилопы играют… В такие моменты меняются ценности. Учишься любить, то что ты имеешь сейчас. Вот мы всегда ждем чего-то лучшего и забываем жить сейчас, мы откладываем эмоции на завтра, следующий месяц, до встречи с друзьями. Мне наслаждаемся жизнью. А она может быстро закончиться, как у антилопы…

Елена: Для меня самым большим открытием в поездке стало осознание того, что я живу здесь и сейчас. Никаких воспоминаний из прошлого , сомнений, страхов. Каждый момент времени я проживала здесь и сейчас. И это действительно самое настоящее счастье.

Александр: Знаешь, многие из группы говорили: «я такого никогда не видел», «я такого никогда не испытывал», «я такого никогда не ел»… Знаешь, можно увидеть что-то по телевизору или сходить в музей, зоопарк, но такой эмоциональный всплеск ты только там можешь получить.

Для нас всех Африка стала очень большим открытием.

Елена: Я в Танзанию влюбилась. Очень красивая страна, очень открытые люди.

Александр: А еще мы сувениров приобрели очень много. Маски деревянные, поделки. Все сделано руками местных жителей. У меня часы были с собой юаней за 45 с подсветкой, вот их я на две деревянные маски поменял. Часы и 10 евро. Там девчонки что-то на очки поменяли. Теперь я понимаю, как американцы у индейцев за бусы континент целый выменяли! Совет читателям: если поедете в Танзанию, наберите с собой дешевой электроники из Китая. Она вам пригодится.

Я: И в конце, сможете ли в одной мысли выразить, что для вас стало самым главным открытием в Африке?

Александр: Мои ноги способны на большее. Только сейчас, когда ты устал, начинается твой поход. И ты можешь идти еще час, два и даже день.

Кажется, будто наше общение можно было продолжать еще долго. Несмотря на то, что я не участвовал в поездке, Александр и Елена настолько увлекательно рассказывали о нем, что я решил для себя во что бы то ни стало попробовать себя в одном из походов проекта Tourister.com. Это только начало. У Александра и Дмитрия уже есть большие планы на развитие проекта. Здесь будут не только долгие походы в горы, но также и автопробеги, регаты и многое другое. Каждый сможет подобрать себе отдых по душе, а веселую компанию проект Tourister.com гарантирует.

P.S. Поездка в Африку от начала и до конца снималась на видео, и участники проекта готовят презентацию фильма о своём путешествии. Это отличная возможность для тех, кто хочет узнать больше об этом путешествии и пообщаться с участниками вживую. Время и место проведения презентации вы можете уточнить в редакции.

About the author

[email protected]

Leave a Comment